Главная Контакты Карта

Ассоциация угольных предприятий

Мы на вахте в краю угольном,

Нам, друзья, эта честь выпала.

Пусть бывает порой туго нам -

Мы свой долг выполним!

И. Шаферан

Малый уголь выходит на-гора

Перепечатка (источник – № 3 „Украинской технической газеты“ за 22 января 2009 г., автор статьи Людмила Гречаник)

Малый уголь выходит на-гора

Частные угледобывающие предприятия Донбасса объединяются, чтобы вместе решать проблемы

В свете (или в тени?) проблемы энергобезопасности нашего государства «угольная» тема в обществе и СМИ была и остается горячей. Неоднократно обращалась к ней и «УТГ», анализируя различные аспекты проблемной отрасли, в том числе и ее бич – копанки. Однако «негосударственный» уголь выдают на-гора не только через «черные дыры». Есть предприятия, которые работают на этом рынке вполне легально. Более того, объективные причины послужили толчком к их объединению.

Один источник – три составляющие

Прогнозные запасы угля, по данным Минуглепрома Украины, составляют 117 миллиардов тонн. При годовой добыче 250 млн тонн его хватит на 400 лет. В базовом для развития угольной промышленности Украины Донецком бассейне разведанные запасы каменного угля (до глубины 1600 — 1800 м) составляют 43,3 млрд. тонн. Это все наш, украинский уголь. В настоящее время из этого неиссякаемого источника черпают «черное золото» шахты государственного сектора, негосударственные угледобываюшие предприятия крупных финансово-промышленных групп и мелкие частные, так называемые нетиповые шахты (к последним придется прибавить и нелегальные копанки). Объемы добычи по этим трем составляющим по итогам 2008 г. в Украине распределяются так: 138 государственных шахт добыли 45,4 млн. тонн, крупные частные шахты – более 29 млн тонн и около 3 млн тонн – малые частные угледобывающие предприятия. За третьей составляющей, или третьей силой, отечественной угольной отрасли в последние годы закрепилось название «малый уголь».

Справка «УТГ». Нетиповая шахта – частное угледобывающее предприятие, работающее по лицензии, имеющее проект отработки участка, согласно которому ведется добыча угля и осуществляется последующее закрытие шахты. Проекты строительства нетиповых шахт разрабатывались в ГОАО «Луганскгипрошахт» при непосредственном участии нынешнего Министра угольной промышленности Виктора Полтавца, возглавлявшего тогда институт. В отличие от предприятий, которые отрабатывают участки закрытых государственных шахт, нетиповая шахта строится «с нуля» по специально разработанному проекту.

Как выяснилось, проблемы у мелких частников немалые, а отношение к ним государства – как к пасынкам. В каких условиях выживают и добывают стране уголь малые нетиповые шахты, что могут дать и чего ждут от государства – об этом наша беседа с Константином Автономовым, председателем правления общественной организации «Ассоциация угольных предприятий».

Визитка

Константин Автономов

Родился 4 мая 1963 года в городе Торез Донецкой области. Женат, имеет сына.

В 1981 г. начал производственную деятельность на шахте № 3 бис ПО «Торезантрацит» в качестве ГРОЗа.

В 1984 г. окончил Коммунарский горнометаллур­гический институт по специальности горный инженер-строитель.

С 1989 г. по 1992 г. работал на строительстве шахт в Луганской и Донецкой областях.

С 1992 г. по 2005 г. занимался производственно-коммерческой деятельностью.

С 2005 по 2007 г. – первый заместитель начальника Главного управления промышленной политики Луганской облгосадминис­трации. В настоящее время возглавляет правление общественной организации «Ассоциация угольных предприятий», является советником министра угольной промышленности Украины и директором ГП «Центр альтернативных видов топлива».

Центростремит­ельная сила

В августе 2007 года 15 частных угледобывающих и углеперерабат­ывающих предприятий Луганской и Донецкой области объединились под крылом общественной организации «Ассоциация угольных предприятий». Попытки создать подобную организацию предпринимались и раньше, но тогда, несколько лет назад, ее инициаторы не нашли понимания у руководства Минуглепрома. А может быть, просто не пришло время. Сейчас появился диалог с Министром Виктором Полтавцом, который и стоял у истоков создания ассоциации. Также одним из инициаторов объединения малых угольных предприятий был Георгий Басакин, руководивший на тот момент теруправлением Госнадзорохрантруда по Луганской области. Именно в последние два года наметилась и укрепилась тенденция к выходу малых угледобывающих предприятий из тени, хотя и сегодня до массовой легализации копанок еще очень далеко. Одна из причин – длительный и хлопотный процесс получения разрешительных документов.

  • Чтобы реализовать бизнес-идею – строительство нетиповой шахты, необходимо получить 72 разрешительных документа, для которых нужно собрать более 140 подписей, – рассказывает Константин Автономов. Шахта строится за два года, а документы предприниматель порой собирает пять лет! Не каждый доходит до финиша, многие уходят «в тень». Выходит, государство само их туда толкает: решайте вопросы на месте… А потом мы имеем аварию в Вахрушево и не знаем, с кого за это спросить. Одна из задач ассоциации – помочь людям пройти этот сложный путь быстрее и эффективнее. Мы открыто лоббируем интересы наших малых предприятий во всех государственных органах и структурах. Согласитесь, с общественной организацией и чиновники разговаривают по-иному.

- У вас есть конкретные предложения по упрощению процесса легализации угольного бизнеса?

  • Да, и мы выносим их на обсуждение всех заинтересованных органов. Мы считаем необходимым, во-первых, организовать «единые окна» для оформления документов по четырем основным направлениям: проект строительства шахты; выделение земли; специальное разрешение на пользование недрами; горный отвод.

Во-вторых, перевести запасы угля до 1,0 млн тонн в категорию запасов местного значения. В-третьих, установить, что проект строительства шахты, прошедший комплексную экспертизу, не нуждается в дополнительных согласованиях, разрешениях, заключениях и экспертизах. Далее. Устранить необходимость двойного посещения органов власти и учреждений (сначала территориальных подразделений, затем центральных). Весь комплекс услуг (согласование, утверждение, разрешение) оказывать либо на местах, либо в центре. Экономия времени в общей сложности составит порядка двух лет.

– Константин Владимирович, а в чем, собственно, разница в работе государственных шахт и малых угледобывающих предприятий?

  • Первое и главное: на малых шахтах работают такие же шахтеры, в таких же условиях и добывают такой же украинский уголь. Более того, работают они в депрессивных регионах, откуда ушел Углепром, оставив множество проблем. Тем не менее собственник изначально поставлен в неравные условия с государственными шахтами, ведь он не получает ни копейки государственной поддержки. Это побуждает к эффективному хозяйствованию: доходы и расходы на таких предприятиях сбалансированы. На каждую тонну добычи угля у частника не сидят семеро с ложкой. То есть, первое условие – это оптимизация численности работников. Второе – это качество продукции, которое __ гораздо выше, чем на государственных шахтах. Зольность в 40% частника не устроит, здесь этот показатель составляет 20–28% для рядового угля и 5–20% для товарной продукции. Потому что все, что добыто, должно быть продано.

– За счет чего достигаются такие результаты?

  • В первую очередь, за счет производственно-технической дисциплины. Зарплата на частной шахте напрямую зависит от качества добытого угля. Рабочий понимает, что за породу ему не заплатят. Конечно, по зарплате нам трудно соревноваться с госпредприятиями, где зарплату могут повышать за счет господдержки. Мы же за счет лучшего качества можем продавать уголь по более высокой цене, в том числе и на экспорт.

Необходимо отметить, что профилактика аварийных ситуаций является приоритетным направлением в работе ассоциации. На данный момент налажено сотрудничество с теруправлениями Госнодзорохрантруда в Донецкой и Луганской областях, департаментом охраны труда и чрезвычайных ситуаций Минуглепрома. Будем принимать участие в постоянно действующих комиссиях и совещаниях по вопросам безопасности труда Минуглепрома.

– Удалось ли найти свою нишу на рынке?

  • Сегодня много говорится об энергетической безопасности государства. Думаю, что здесь нам следует кардинально пересмотреть подход. В Китае, США, а также в соседней Польше более половины всей электроэнергии вырабатывается на ТЭС. У нас – всего 20%. При этом энергетическая стратегия до 2030 года даже не предусматривает увеличение доли выработки электроэнергии из угля. Наши ТЭС из-за своего технического состояния сегодня просто не в состоянии принять уголь, его на складах накопилось 4 млн тонн!.. Но это вопросы государственной политики. Нас же жизнь заставила, раз нет внутреннего потребителя, искать другие пути. В 2007 году сданы в эксплуатацию две горнообогатительные фабрики – «Термоантрацит» и ООО «Тандем 2006». Располагая передовыми технологиями переработки, мы можем обогащать уголь до материнской золы – 3%. А это уже конкурентоспособный продукт, востребованный металлургами Австрии, Германии, Польши, Канады.

Однако сейчас мы ставим более серьезную задачу: не только углеобогащение, но и более глубокая переработка углей, получение продукции углехимии. Особенно актуально это в нынешней экономической ситуации. Кризис показал, что рядовой уголь упал в цене на 50%, продукты обогащения – на 20–30%, тогда как продукты глубокой переработки потеряли в стоимости всего 5–10%. В этом году планируем выйти на брикетирование, вырабатывать высокотехнологичную продукцию на экспорт. Конечно, это потребует дополнительного перевооружения.

- И как происходит техническое и технологическое переоснащение ваших предприятий? Чьи разработки вы используете? Какие из них уже внедрены?

  • Это все отечественные разработки. Технологическую схему обогащения угля разработали два специализированных проектных института – УкрНИИуглеобо­гащение и Гипромашуглео­богащение. Они в некотором роде конкуренты, но для пользы дела мы объединили их усилия, и результат налицо. Проект для ООО «Углепромышленная фирма «Термоантрацита» сделал ГОАО «Луганскгипрошахт». Применены новые для Украины технологии с использованием тяжелосредных гидроциклонов. Саму линию изготавливали также в нашей стране, размещая заказы на различных предприятиях. Сейчас на «Термоантраците» не просто обогащают уголь, там перерабатывают и утилизируют терриконы, получая концентрат зольностью 3%.

В конце прошлого года для участников ассоциации был проведен семинар на тему „Механизация очистных работ в условиях малых и средних угольных предприятий“ в институте ГП „Донгипроуглемаш“. В результате предприятия вышли на уровень сотрудничества со специалистами института. В текущем году планируем провести подобное мероприятие в научно-исследовательском угольном институте „ДонУГИ“. Представители предприятий ассоциации постоянно принимают участие в выставках, конференциях и семинарах на угольную тематику в Украине и за рубежом. Такие встречи расширяют кругозор участников ассоциации, способствует профессиональному росту, обеспечивают возможность отследить тенденции развития угольной промышленности.

– То есть, уже можно говорить о первых результатах работы и предприятий, и ассоциации?

  • Предприятия, вошедшие в ассоциацию, стоят на разных уровнях развития бизнеса. Некоторые из них уже более 10 лет на рынке угля. «Термоантрацит» в Свердловске, КП ТПК «Данко» в Антраците, АОЗТ «Угольинвест» в Донецкой области, шахта «Садовая» в Вахрушево – это устоявшиеся предприятия с добычей угля 500–1000 тонн в сутки. А кто-то только начинает свой бизнес. В ассоциацию мы принимаем предприятия на добровольной основе, при наличии всех разрешительных документов. В данный момент планируем принять еще несколько предприятий, которые с нашей помощью уже завершают этап узаконивания своего бизнеса.

В минувшем году мы нашли, похоже, оптимальную форму сотрудничества внутри ассоциации: выездные совещания на предприятиях, когда собираются вместе все _ руководители. Обмениваемся опытом – на каждом предприятии всегда есть что посмотреть и перенять. Вместе легче решать проблемы.

Большие проблемы малых шахт

- Об одной из них вы уже рассказали. Но, очевидно, «малый уголь» испытывает проблемы не только организационного и юридического характера…

  • Проблемы, с которыми сталкиваемся мы, типичны для всех частных угольных предприятий Украины. Одна из важнейших – нехватка средств на техническое развитие. Государственный сектор угольной промышленности поддерживается со стороны государства, корпорации защищают интересы своих шахт, а малые предприятия вынуждены рассчитывать только на собственные силы. Угольная промышленность капиталоемкая, чтобы добраться до лавы, нужны немалые капвложения. А сегодня для наших предприятий кредитная ставка перевалила за 30%! Оборот денег в угольной промышленности – полгода и более. Понятно, что первые 3–5 лет предприниматель работает на голом энтузиазме. Вот почему мы считаем целесообразным предоставить частным предприятиям господдержку на капитальное строительство и техпереоснащение на возвратной основе, после реализации инвестиционных проектов, или частично компенсировать за счет госбюджета проценты по техническим кредитам.

Мы ищем и другие пути решения проблемы. Например, организация современного производства на обогатительной фабрике, о котором я рассказывал, стоит $ 5 млн. Так, ООО «Тандем 2006» (г. Торез) взял кредит, участвовал в конкурсе по созданию рабочих мест в Донецкой области. В итоге было создано 260 рабочих мест, а предприятие получило часть необходимой суммы. Следующая наша проблема и, соответственно, задача – выравнивание тарифов на электроэнергию. Сегодня частные шахты оплачивают электроэнергию по более высоким тарифам по сравнению с государственными. Считаем, что есть все основания предусмотреть __ тариф на электроэнергию по 1-му классу напряжения для производителей энергетического угля независимо от формы собственности. Наконец, малые шахты испытывают дефицит квалифицированных горняков. Мы просим предоставить частным предприятиям право обучать на платной основе своих работников в учебно-курсовых комбинатах в системе Минуглепрома. Проблем много, и для их решения мы предлагаем создать постоянно действующую рабочую группу с участием представителей Луганской и Донецкой облгосадминис­траций, Министерства угольной промышленности Украины и общественной организации „Ассоциация угольных предприятий“.

- Мировой финансовый кризис также внес свои коррективы в работу малых частных шахт? Проблем прибавилось?

  • Надо сказать, что накануне кризиса мы имели весьма радужные цифры и перспективы. В 1,4 раза, по сравнению с 2007 годом, возросла угледобыча на наших предприятиях, в 4,2 раза – переработка. Кризис больно ударил по всему хозяйственному комплексу страны, в том числе и по углепрому. И все же… Теперь государство поставило частные предприятия в дискриминационные условия. Понимаю, что есть проблема реализации угля госшахтами, и о них в первую очередь печется государство, но и исключать из рынка негосударственные шахты, тем более малые, созданные в депрессивных регионах, недопустимо! Сейчас наши предприятия переходят на 3–4-хдневный график добычи. Мы просим у государства, чтобы нам позволили отгружать продукцию через ГП «Уголь Украины» на генерации хотя бы в объеме потребленной электроэнергии, хотя бы в рамках поддержания зарплатных обязательств. Даже при 50 тысячах тонн реализованного угля в месяц мы смогли бы сохранить коллективы, распределив квоты на отгрузку внутри ассоциации. А качество продукции мы гарантируем.

Коллектив ООО «Шахта «Садовая»

- Вы обратили внимание на то обстоятельство, что нетиповые шахты построены в депрессивных регионах, которые стали одной из самых больных проблем и Минуглепрома, и государства, и местных органов власти. Способствуют ли они оздоровлению обстановки в шахтерских городах и поселках, или это капля в море?

  • Как сказать – много это или мало, когда ничего другого нет. В Донецкой и Луганской областях добычу угля официально ведут около 100 малых предприятий, на которых трудоустроено 14 тысяч человек. За 2008 г. ими добыто порядка 3,0 млн тонн угля. Горняки получают заработную плату и полный социальный пакет, как и на государственных шахтах. Предприятия за собственные средства возобновили или организовали с „нуля“ добычу и переработку угля, серьезно занимаются вопросами безопасности, создают новые рабочие места, платят налоги и помогают решать социальные вопросы территориям, на которых работают. Это КП ТПК «Данко» и ООО «ГОФ «Центральная» в Антраците, шахта «Садовая» и ЗАО «ГОФ «Краснолучская» в Красном Луче, фирма «Термоантрацит» в Свердловске, ООО «Перевальский торговый дом» в Перевальском районе, шахта «Воскресенская» в Снежном. В основном, предприятия помогают в обеспечении углем населения, школ. ГОФ «Центральная» оказывала помощь местной громаде при подготовке к осенне-зимнему периоду и в ремонте моста в рамках социального договора с Краснокутским поселковым советом, и таких примеров много.

ООО «ГОФ «Центральная»

- Константин Владимирович, о том, что «малый уголь» – неотъемлемая часть отечественного углепрома, кроме всего услышанного от вас, свидетельствует и тот факт, что вы совмещаете три направления работы: возглавляя правление «Ассоциации угольных предприятий», вы также являетесь советником министра угольной промышленности Украины по вопросам малых шахт и директором ГП «Центр альтернативных видов топлива» при Минуглепроме. Какие перспективы и резервы развития угольной отрасли вы видите?

  • Убежден, что в отрасли в первую очередь должна пройти приватизация. Поясню немного издалека. Ведь что нужно человеку для жизни в первую очередь? Тепло и пища. Тепло дают шахтеры, пищу – селяне. Сельское хозяйство в стране на 100% частное, но при этом на него постоянно выделяется значительная господдержка. Угольная промышленность у нас в основном государственная, но при этом в Верховной Раде постоянно идут дебаты: нужно ли поддерживать шахтеров? Что ж, если государство не в силах поддержать угольную промышленность, значит, приватизация назрела. Но приватизация разумная, чтобы инвестор имел обязательства, строго контролируемые государством, – и социальные, и технические, и экологические, и по недропользованию. Сегодня мы уже видим результаты работы приватизированных шахт. Да, согласен, выхватили пока лакомые кусочки. И все же эффективность управления налицо. Малые шахты также подтверждают это.

Повторюсь: что необходимо пересмотреть подход к вопросам энергетической безопасности на государственном уровне в пользу увеличения доли ТЭС в производстве электроэнергии, требовать от владельцев проведения реконструкции теплоэлектрос­танций. Еще один резервный источник получения энергии – шахтный метан, применение когенерации. Этими вопросами занимается Центр альтернативных видов топлива. Но это тема для отдельного разговора.

- Думаю, мы его продолжим в ближайших выпусках «УТГ». Благодарю за беседу.

Показатели работы предприятий общественной организации „Ассоциация угольных предприятий“

Численность трудящихся:

  • всего  – 3532 чел.;
  • в т. ч. подземных – 1790 чел.

Марки добываемого и перерабатываемого угля: А, ДГ, Т, ОС, К, Ж, ГСШ.

Зольность:

  • рядового угля  – 20–28,5 %;
  • товарной продукции – 5–20 %.

Итоги за 2007 г.:

  • добыча угля – 445,4 тыс. тонн;
  • переработка – 543,5 тыс. тонн.

Итоги на 2008 г.:

  • по добыче угля – 622 тыс. тонн (в 1,4 раза больше, чем в 2007 г.);
  • по переработке – 2,3 млн тонн (в 4,2 раза больше, чем в 2007 г.).

Стоимость строительство домов из бревна.