Главная Контакты Карта

Ассоциация угольных предприятий

Вспомним, люди, о тех, кто сейчас под землей,

Вспомним смелых парней, обуздавших забой,

У солдат автомат, а у них молоток,

Вспомним, люди, о тех, кто дает уголек.

Г. Шевченко

Крепкий орешек

Крепкий орешек

Перепечатка (источник – № 35 газеты „Вечерний город“ за 15 декабря 2009 г., автор статьи Вадим Рыбальченко)

Если в вашем доме греют батареи, значит не все так плохо, и кто-то вырабатывает тепло из добытого уголька. 85 % произведенного тепла – работа шахтеров. Недаром угольную отрасль называют стратегической. Одно непонятно: почему эта отрасль остается „черной дырой“ в бюджете страны? Почему на реформирование отрасли тратятся миллиарды, а работа большинства шахт остается нерентабельной? Почему на предприятиях, подчиняющихся Минуглепрому, десятками гибнут люди?..

Недавно судьба свела меня с человеком, который когда-то добывал черное золото на шахте „Елизаветовская“ (г. Вахрушево Луганской области), а после ее закрытия долго скитался в поисках работы. В настоящее время Алексей трудится в Луганске водителем маршрутного такси, но о том, как закрывали шахту, с какой обреченностью народ забирал трудовые книжки в отделе кадров, не может говорить спокойно: с 1997 по 2002 годы четыре из пяти работавших в Вахрушево шахт, в связи с реструктуризацией отрасли, были закрыты.

„Единственное "светлое пятно“, – оживился мой собеседник, – шахта „Садовая“, которую в 2002-м от закрытия спас частный инвестор. Но и на ней, я слышал, из-за кризиса прошли сокращения. А вообще-то было бы интересно узнать, как обстоят дела на „Садовой“, есть ли еще у горняков порох в пороховницах…"

С этого вопроса и началась наша беседа с генеральным директором ООО „Шахта Садовая“ Виталием Довгалем.

  • Порох есть! Балансовые запасы в границах шахтного поля на 1 января 2008 года превышали 10 млн тонн. Не только на наш с вами век, но и внукам нашим хватит. Да только не торопится государство покупать вахрушевский уголек.

- Слышал, что „Садовую“ планировали ликвидировать. Когда Вы пришли, здесь не было ни окон, ни дверей…

  • Вообще-то „Садовую“ трижды пытались закрыть. Но она оказалась крепким орешком. Выстояла благодаря во многом самоотверженности инженерно-технических работников, на примере которых можно без всякого преувеличения воспитывать молодежь. Это Самур Киясович Ахмедов, руководивший шахтой многие годы. Слов благодарности заслуживают Виктор Николаевич Полуэктов (заместитель главного механика), Олег Витальевич Степаненко (начальник третьего добычного участка), Николай Трофимович Пинтак (начальник ПР). Именно этим людям шахта обязана своей новой жизнью.

В 2002 году „Садовую“ вывели из состава шахты „Алмазная“, и в том же году через фонд Госимущества она была выкуплена в частную собственность и началось восстановление поверхностного комплекса, пошли работы по добыче угля.

Когда в июне 2002 года я впервые приехал на шахту и увидел, что тут творится, то взялся за голову. На „Садовой“ действительно не было ни окон, ни дверей. Но, посмотрев планы горных работ, сразу дал согласие. К моменту моего прихода на „Садовой“ работало 35 человек, и функционировала одна молотковая лава длиной 60 м. Развивая производство, мы каждый год на 50 % увеличивали добычу угля. На предприятии было создано 900 рабочих мест. В 2008 году шахта прошла 2940 метров горных выработок. Суточная добыча достигла 800 тонн, и если бы не кризис, вышла бы на тысячу. Подчеркну: это с учетом того, что выработка ведется на маломощных пластах – мощность слоя всего 0,64 м! Не каждое государственное предприятие могло похвастать подобными результатами. В 2009 году предприятие планировало добыть 300 тысяч тонн угля. Вполне реальная цифра, поскольку в 2008-м объем добычи составил 208 тысяч тонн.

- На многих промышленных предприятиях принято делить работу на докризисный и кризисный период.

  • Это характерно и для „Садовой“. Во время кризиса выработка упала вдвое. Как ни тяжело признавать, пришлось уволить почти пятьсот человек. Но лишь наметится улучшение ситуации, мы снова будем принимать людей на работу.

- В трудную минуту принято приходить на помощь. Почувствовали ли Вы заботу со стороны государства?

- Я отвечу прямо: государство повернулось к нам спиной. Когда разразился кризис, определенное количество угля на рынке оказалось невостребованным. И правительство начало вручную регулировать угольный рынок. 13 ноября 2008 года появился протокол Кабинета Министров о том, чтобы все закупки производить только через государственные предприятия. И лишь только это случилось, потребители прислали телеграммы, в которых сообщали, что в силу сложившихся обстоятельств не имеют возможности покупать наш уголек. На сегодняшний день закупки угля осуществляются только через ГП „Уголь Украины“. Причем на государственных шахтах правительство покупает уголь по цене 632 грн с НДС за тонну, в то время, когда мы готовы продавать по 400 грн. Вы чувствуете разницу в цене: почти 250 грн? А мы потом удивляемся, откуда берутся высокие тарифы за тепловую энергию.

В лице государства мне очень хотелось бы видеть нормального партнера по бизнесу, создающего конкурентоспособную среду между частными шахтами и шахтами государственного сектора. Но пока этого не происходит. Частный бизнес – на грани выживания. И это, я уверен, могут подтвердить руководители шахт, члены Ассоциации угольных предприятий. Эта общественная организация объединяет трудовые коллективы пятнадцати угледобывающих и углеперерабат­ывающих предприятий Луганской и Донецкой областей.

- Как в условиях кризиса выживает „Садовая“?

  • Мы переориентировали мощности по обогащению угля, нашли новые рынки сбыта: Грузия, Сербия, Россия. К тому же бизнес у нас достаточно разноплановый: „Садовая“ – это добыча угля. А есть еще обогатительная фабрика, два щебневых карьера, завод по производству бетонных изделий, завод по производству прессовочного оборудования… В перспективе планируется строительство еще одной обогатительной фабрики, а также малой тепловой электростанции. В округе нуждаются в электроэнергии, да и нам она нужна. Зачем покупать чужую дорогую, когда можно вырабатывать собственную дешевую? Кстати, в Китае реализуется государственная программа „Уголь по проводам“. Алгоритм следующий: шахта, при шахте – обогатительная фабрика, при фабрике – электростанция. Благодаря такому продвинутому подходу, китайцам никакой кризис не страшен. Положительный опыт надо и нам брать на вооружение! Также мы в дальнейшем планируем продавать не сам уголь, а готовый угольный продукт. На повестке дня – создание соответствующей инфраструктуры сбыта. Так что планы большие.
  • Виталий Юрьевич, когда Вы возглавили шахту, Вам не было и тридцати. И в том, что все эти годы шахта шла вперед семимильными шагами, есть, конечно же, Ваша заслуга.

Коллектив ООО „Шахта "Садовая“

Я думаю, в этом заслуга всего горняцкого коллектива. О некоторых специалистах я уже сказал. Среди тех, на кого можно положиться, технический директор Игорь Михайлович Ковалев. Много добрых словможно сказать и в адрес главного механика Юрия Васильевича Ларина… Благодаря таким людям шахта работает как единый слаженый механизм.

- Несколько слов о самом директоре.

  • У нашего рода – горняцкие корни. Предки отца работали еще на Демидова. В шахте работал дед. Другой дед погиб в забое. Отец почти тридцать лет проработал в Перевальске директором шахты. Одно время я у него начальником участка работал. Случалось, спорили до хрипоты. Так что горняцкая эстафета передается по наследству.

От автора. Не получая от государства ни копейки дотаций, частная шахта „Садовая“, оказавшись за пределами Вахрушево (она расположена на территории Антрацитовского района), помогает громаде в ремонте школы, детского сада, автодорог. Что это: благотворительность или прагматичный расчет? Наверное, не то и не другое. Именно так – не на словах, а на деле – проявляется не квасной, а настоящий патриотизм.

Стоимость строительство домов из бревна.